Смысл жизни

В поход за смыслом жизни рыцарь Волевым в наше время быть немодно. Героический пафос скорее высмеивается и обесценивается, чем воспевается и служит примером. Утрачены ориентиры для таких важных переживаний, как гордость, доблесть, отвага, решительность, честь. Даже слова эти исчезают из лексикона современников. Попытка сделать героем нашего времени целеустремленного, похоже, потерпела крах. Лидеры все больше походят на меркантильных эгоистов, жестко использующих людей и ситуацию для своей выгоды, в свою пользу. Да и показателями героизма являются недостойные заслуги: тугой кошелек, власть, прочная финансовая стабильность. Конечно, нет ничего порочного в том, чтобы быть богатым, укрепленным, защищенным своим статусом и финансовыми ресурсами от переменчивого мира и регулярных плановых катастроф. Но эта великолепная адаптация напрочь ликвидирует саму идею изменений, жизненности и развития. Само движение теряет смысл. Важным становится стяжательство и удерживание власти над ситуацией. Особенно важным является сохранность социальной маски и социального пространства. Опасными являются риск, самоотверженность, поиск нового, отказ от того, что имеешь. Опасностью является сама идея двигаться навстречу чему-то неизведанному и желание этой встречи. Успешный человек, построивший надежную семью, добившийся на работе статусных и материальных благ, вдруг испытывает сильнейшую скуку и смутное желание все поменять, чтобы начать чувствовать утраченный вкус жизни. В 90% случаев такой человек в наше время ничего не поменяет. Он будет злиться, брюзжать, морочить голову близким и неприкрыто сливать на них свое напряжение от неудовлетворенности. Он, возможно, даже попытается найти пути выхода, станет читать книги по эзотерике, психологии, обратит свой взор к востоку и сядет в медитацию. Или пойдет учиться чему-нибудь, чтобы снять тревогу. Дойдя до психотерапевта, такой человек честно и искренне обозначит свое состояние и свои чаяния, чем вызовет живой отклик терапевта и готовность терапевта работать с этой скукой, тревогой, злостью, безысходностью и почти бессмысленностью жизни. Но основным показателем и, собственно, основным процессом работы с таким клиентом будет его желание отделаться малой кровью. Зло, требовательно, жалобно, просяще, моля, проклиная, грозя, пугая и горько рыдая, такой клиент будет желать одного — чтобы терапия была быстрой, как можно короче, чтобы денег это стоило как принято, чтобы состояние изменилось, жизнь наладилась и люди вокруг стали по-другому относиться к нему. И чтобы он не делал ничего такого, что бы заставило его встретиться со страхом, переменами и неопределенностью. За невозможностью такого процесса клиент победоносно обесценивает терапевта за терапевтом, школу за школой, книгу за книгой. Это и есть герой нашего времени в поисках смысла жизни. око Построив дом, посадив дерево и вырастив сына, человек обречен встретиться со скукой и бессмысленностью, чтобы, наконец, отдав дань социальной программе, что-то сотворить и совершить для себя. Благо, в наше время выполнить социальную программу минимум не так-то легко. Но некоторые смельчаки умудряются маргинальничать и обходить законы. И также попадают на терновый путь хаоса и бессмысленности. Зачем зарабатывать деньги? Зачем строить отношения? Возможно ли перестать болеть? Как пережить очередное бессилие, неизвестность, отсутствие четких указаний — «что делать-то?!» На фоне общего безволия современные люди зачастую до старости остаются зависимыми, как дети. Естественно, ожидают они даров свыше. Поскольку манна небесная в последний раз падала давно, а жить и удовлетворять свои желания и нужды приходится постоянно, то люди научились обходиться с помощью подручных средств. По сути, выглядит это, как в старой поговорке «что бы такого сделать, чтобы ничего не делать». Есть несколько способов. Можно просить, а можно и требовать костей небесных: «Дайте, дайте!» от разного рода родительских фигур: непосредственно от своих пап и мам, от состоявшихся или взрослых родственников, от социально-экономических и политических систем-родителей в лице организаций, институтов, всего государства… а можно действовать более тонко. Например, инфантильно надеяться на ближнего спутника жизни, наделяя его при этом властью и могуществом и действительно впадая при нем в беспомощность и совершенно детский ужас перед одиночеством и выживанием. Можно развивать логическое мышление до уровня чудесного воздействия и с помощью пресловутых психологических манипуляций, основанных все на том же страхе отвержения, внушать окружающим, что нужно терпеть друг друга, потому что все несовершенны, и по-любому придется терпеть. А можно рационализировать и питать свой интеллект всякими схемами и концепциями, чтобы, ничего не чувствуя и не тратя время на переживания, властно, жестко и однозначно заставлять людей отдавать вам свою энергию, жизненную силу, ну и деньги, время, душу… Таким образом, есть много способов избежать движения, изменения и саморазвития. Действительно, для многих людей оказывается легче управлять полками и всеми своими ближними, чем своими собственными душевными конфликтами, своими чувствами, своими желаниями. Затратный путь по изменениям внешних атрибутов оказывается более безопасным, чем встреча со своими собственными переживаниями того, что было в детстве; того, что замечается сейчас; того, что впечатляет и не дает покоя; того, что тревожит и интересует в перспективе. Воля и желание — «Я хочу и я могу!» — стали каким-то нереалистичным призраком. Усилия, связанные с узнаванием своего желания и с сохранением верности своим чувствам, считаются неясным мотивом, чуть ли не неадекватным ситуации. Сказки наполнены вполне героической и несущей смысл фабулой: «встать, пойти, совершить подвиг и обрести себя, затем построить мир вокруг себя». Но кому сейчас нужны человеческие подвиги? Как современному человеку узнать себя? В бою с каким драконом? доблесть В переполненном суррогатами мире нет необходимости совершать подвиги подлинности. Это скорее пугает и напрягает, чем вызывает уважение. Подлинность требует подтверждения. Твердость намерений, сила воли, решительность — действительно мощные факторы реальных изменений. Но общество пугается этих явлений. Переполненные чувством собственного бессилия, люди воспринимают любые волевые и страстные импульсы как угрозу насилия. Никто не должен что-то мочь, иначе как же сохранять концепцию бессилия, обиженности и жертвенности? А если кто-то и решился на изменяющее действие, то, скорее, его осуждают, пугают или топят в лицемерном сочувствии: «Как же он, бедненький, теперь будет жить — итак в мире все страшно и нестабильно, лучше уж сохранять то, что есть». Было бы действительно чудесно, если бы жизнь можно было прожить по рассказам, книжкам или путем умствования. Но жизнь — это прежде всего опыт. Смысл этого практического путешествия, то, зачем стоит вставать с «печи» и двигаться по темным лесам, высоким горам и разнообразным колдобинам, встречаться с помощниками и вредителями, драконами и принцессами, весьма прост: «не встав с печи, не изведаешь жизни». Похоже, для того чтобы жить, нужно идти. Этого требует наша внутренняя динамика, душа жаждет. Прятаться по углам можно — но недолго. То болезнь, то нужда в выживании, то потребность неистребимая обязательно дадут подзатыльник. Но вот что странно и страшно — никто не готовит человека к этому пути, никто и не ждет этого движения. Мы разучились рисковать и испытывать волнение перед встречей с реальной опасностью. Мы разучились желать схватки и победы. И мы тихо радуемся, если риск, опасность и захватывающая встреча обошли наш дом. Мы начинаем орать, паниковать, злиться и искать виноватых, если хотя бы тень угрозы изменений коснется наших крыш. Мы хотим приспособиться раз и навсегда, хотим наладить свой комфорт, и мы закрыты наглухо для всяких неожиданных впечатлений. Все сервисные службы гарантируют, что все будет только под вас и по вашему заказу. Мы застрахованы от удивлений, и все наши впечатления уже хорошо отрепетированы в нашем воображении, благодаря переизбытку объясняющей информации. Зачем в наше время совершать путешествия? Действительно, зачем. Вы получите абсолютно то же, что вам обещали в турфирме и что вы заранее подкрепили отзывами по Интернету. Ну разве что впечатление ваше будет в формате 4D! Или вам повезет — и все пройдет не по плану, все рухнет и придется переживать что-то незапланированное, и вы на это, конечно же, сначала рассердитесь и только потом оцените, что это и было самым впечатляющим в путешествии. Нет смысла и скучно. Это действительно так. Вы не встретите ничего нового в мире, специально созданном для вас по вашим меркам. Реклама предупредительно оповестит вас заранее обо всем, что вы встретите на своем пути. Нужно быть поистине глухим, слепым и диким, чтобы по-настоящему получить удовольствие от этого переизбытка суррогатных блюд. Не о чем волноваться. Все решаемо. И вам это будет стоить всего лишь денег. Не надо никаких дополнительных усилий и, тем более, подвигов. Сейчас все решается быстро и надежно! Вы всего лишь останетесь инфантильно зависимыми и непроявленными людьми без опыта, без душевного движения. Но зато можно состроить лицо и подкрепить его взятыми из книг умозаключениями и рассуждениями. И все будет выглядеть по-настоящему, даже ваша зрелость! И не нужно вам и в самом деле встречаться ни с каким драконом или душевной смутой, что похуже дракона будет. Есть все, чтобы лишний раз не волноваться! В наше время по-настоящему мокнут от дождя, голодают и мучаются тревогой только неудачники. Вот такое у нас время! рыцарь Жалко, что и цех психологов, психотерапевтов может поддерживать эту социальную направленность на успокоение и ликвидацию проблем. Безусловно, психотерапия направлена на пробуждение души и поиск себя, самоузнавание и саморазвитие. Но клиенты приходят с социально-ориентированным запросом: «сделайте так, чтобы я был счастлив и меня не беспокоило то, что творится вокруг и в моей душе в частности». Давая выход этому беспокойству, трансформируя его в возбуждение, предлагая клиенту поиск его потребностей и совершение выбора в пользу своих желаний, мы часто ставим его в неловкое положение перед лицом общества. Ведь жить желанием и волей у нас не принято давно. Мы не можем вот так все переделать. Мы привыкли жить жертвами ситуаций или других людей. И все, что можно себе позволить, — это стать злобной и мстительной жертвой с маленькими хитростями в виде смены декораций. Что может пробудить и побудить современного человека пойти в свой поход за своим смыслом навстречу самым страшным своим драконам с желанием самой настоящей победы?! Преодолеть гиперопеку общества (и своей семьи в частности), преодолеть свое обиженное состояние брошенности и отчужденности, преодолеть свою зависимость от своих голодных желаний сиюминутного удовлетворения и действительно добыть для себя пусть не сразу, но зато настоящих сокровищ: любви, уважения, целостности — можно, только совсем отчаявшись в существующем положении вещей. Поэтому терапия часто приводит человека к отчаянию вместо ожидаемого счастья. И в этом отчаянии оставляет на время, чтобы встретиться и с тревогой, и с пустотой, и со страхами. Хочется не врать, не обманывать и не создавать ложных иллюзий в том пространстве, где человек действительно может быть живым. Хочется быть свидетелем захватывающего дух опыта встречи человека с настоящими впечатлениями и переживаниями самого себя и мира вокруг. Хочется поддержать тех, кто готов выйти навстречу опыту беззащитным, но не бессильным, уязвимым, но не слабым, отважным, но не бесстрашным. Хочется пожелать всем интереса к себе и к проживанию своей жизни во всей ее возможной полноте. Редко на терапию приходят люди пожилого возраста. Я ценю эти встречи. Первое, что меня поражает до самой глубины, до слез, — это то, что пожилые люди, старики и старухи, не заметили, как оказались таковыми, и с некоторым таинственным удивлением об этом мне сообщают. А следующее признание таких клиентов нарушает не только мой покой, а повергает в горевание и сожаление: мои пожилые клиенты всегда рассказывают мне о массе упущенных возможностей, несостоявшемся опыте, сетуют на страх и ограничения, которые помешали им делать то, что было возможно. И теперь, незадолго до конца жизни, они ясно видят, что многое не свершилось из того, что им было возможно, не потому, что были непреодолимые преграды, а потому, что их сковывали невеские причины, которым со времени даже трудно найти объяснение. С уважением, Елена Баева психолог, психотерапевт, тренер Московского Гештальт-Института, руководитель ТЦ «Состояние»
Оценить статью -----
Оставьте комментарий
Имя*:
Подписаться на комментарии (впишите e-mail):

Выберите правильный ответ
НАУ обучает
* — Поля, обязательные для заполнения
Narodfarma
Совместимость знаков зодиака

cкоро в продаже

декабрь 2016г

Олег Владимирович ЕвтушенкоАстролог, ректор НАУ

Зеркало судьбы
Читать далее ...